В зоне военных действий с убийцами

Вопрос из зала: Мир полон страданий, так как мы должны помогать тем людям, кто сейчас страдает, кто в опасности?

Дзэн-мастер Су Бонг: Найти это и есть ваша работа. Вы должны найти это. Сутры не могут сказать вам, Будда не может сказать вам, дзэн-мастер не может сказать вам.
Мы все имеем идеи о том, как помочь страданиям этого мира. Но это только идеи. Может быть, кто-то спросит вас ,- “Как вы поможете этому миру?”. И, если вы студент дзэн, вы скажете, — “Могу я помочь чем-то вам?” Это прекрасное сердце и ум, потому что Могу-я-помочь?-направление, это направление великой любви и сострадания, спасающее весь мир от страданий.


Недавно я был в Боснии, Югославии. Одному человеку оттуда нравится Буддизм, но сейчас он солдат, специальный убийца. Он услышал, что я приехал и сказал своим друзьям, что если они хотят, я могу приехать в город. Три дня я провел с ним и его друзьями убийцами. После того как он представил меня своим солдатам, он так и сказал про них: “Это мои убийцы, это моя семья”. Они не входили в хорватскую регулярную армию, а вели независимые военный действия.

В один из этих дней, мы не были ничем особо заняты и он спросил меня, — “Что бы ты хотел поделать?”. Я ответил, что хочу посетить Мостар. В этом городе шла борьба между хорватами и мусульманами (прим. перев. так-же, третьей стороной конфликта были сербские вооруженные формирования). В Мостаре война продолжалась двадцать четыре часа в сутки. Не в долине, не в горах, прямо в городе.

По иронии судьбы, — недалеко от этого места, на вершине горы, есть другой город, под названием Меджугорье, и, если вы католик, вы знаете об этом городе. В этом городе, двенадцатью годами ранее было видение Пресвятой Девы Марии (Богородицы), которая появилась перед пятью маленькими детьми и сказала им, — “Вы должны молиться о мире”. Сразу после этого в Югославии началась война, пятнадцать-шестнадцать тысяч католиков посетили это место, они поднимались на гору, чтобы поклониться видению Девы Марии, но сейчас этот город полностью пуст. Нет туристов, все рестораны закрыты. Все молодые люди ушли на войну.
Я сказал своему другу, что хочу посетить Мостар и он ответил, что сводит меня куда угодно. Потом он попросил немного подождать и ушел в свою комнату что-бы одеть форму. Снаружи дома были еще солдаты, но их форма была несколько иной. Цвет и камуфляж тот-же, но покрой другой. Я спросил его, почему его форма отличается и он ответил мне: “Моя форма коричневая с зеленым”.

Выглядит, как ответ дзэн, правда другие солдаты в форме такого-же цвета. В этот момент, я понял, что он не хочет отвечать на этот вопрос. Позже, я понял, что это потому, что он был каким-то специальным убийцей. Мы поднялись наверх холма осмотреть Мостар. Вокруг там летали снаряды, пули. Один солдат прокричал мне: “Ложись! Ложись! Даже если ты лысый и одет в смешную одежду, они пристрелят тебя не задумываясь, потому что ты на другой стороне, они палят во все, что движется”. Затем мой друг сказал: “ОК, хочешь сходить на передовую?”

В любом случае, на передовой было безопаснее, чем на вершине холма. В центре города лежала улица из полностью разрушенных домов. Она шла из одного конца города в другой, по ней пролегала граница между мусульманами и хорватами. Вдоль нее постоянно ходили люди и стреляли. На небольшом отдалении от этой улицы частично сохранились здания, через дыры в которых и велся огонь. На улице позади них было несколько небольших магазинчиков, где можно было купить кока-колу, кофе, мороженое, чипсы и, конечно, сигареты. Забавно, снаружи там стояли столики, совсем как в кафетериях во Франции, конечно, не совсем так, но, мой друг сказал: “Пойдем съедим по мороженому и выпьем чего-нибудь”.
Рядом с нами, за соседним столиком, сидели солдаты со всем своим оружием и амуницией, которые лежали перед ними на земле. Один солдат спросил меня через переводчика: “Откуда ты?”. Я ответил, что я американец, который сейчас живет в Корее. Некоторое время он внимательно смотрел на меня затем спросил: “И как ты можешь помочь нам?”.

Если бы вы были там, что бы вы ответили этому солдату? Что вы можете сказать? Вы скажете “могу я помочь вам?” Или “Амитабуль, Амитабуль…” Если вы ученик дзэн, тогда что? Может вы скажете, — “небо голубое, трава зеленая”? Это совершенно невозможно.

Я ученик дзэн, на много коанов уже ответил, но этот вопрос от солдата в реальной ситуации жизни и смерти, “как ты можешь помочь нам?”, задел меня за живое, ударил меня прямо в ум, прямо в сердце. Конечно, будучи хорошим монахом, я дал ему корректный ответ. Я дал ему некоторый ответ, но этот ответ, каждый из вас, должен найти сам.

Если вы нашли этот ответ, тогда вы нашли правильное предназначение и правильную жизнь человеческого существа. Если вы не можете ответить, тогда вся ваша жизнь это сон. Дзэн-сон, “не знаю”-сон, Будда-сон, сон Чистой Земли, нирвана-сон, самадхи-сон. Назовите как хотите. Десять миллионов земель Будды, десять миллионов снов.

Если вы хотите помочь этому солдату, который спрашивает “Как ты можешь помочь нам?”, вы должны проснуться. Если вы не понимаете, я надеюсь, вы пойдете только прямо, только в “не знаю”, или будете повторять мантру “Амитабуль, Амитабуль, Амитабуль…Что есть Я?” Достигните своей истинной природы, получите просветление и станете одним из десяти тысяч Будд, что означает стать этой Вселенной и спасти всех существ от страданий.

Спасибо большое, что пришли сюда в этот вечер. Вы очень добры. Если пять c половиной миллиардов людей имели бы ваш ум и сердце, даже если бы мы не достигли ничего, этот мир был бы в мире. Спасибо большое.

Август, 1993